Меню
Главная » Пресс-центр » Газета » Илья Коротков, ЧФМК

Илья Коротков, ЧФМК

Илья Коротков: «На знаменитых череповецких стульях сидел почти весь Советский Союз»

Один из флагманов деревообрабатывающей отрасли — АО «ЧФМК» (Череповецкий фанерно-мебельный комбинат) — имеет давние деловые связи с СЕВЕРГАЗБАНКОМ. В середине 70-х на комбинат пришел работать Евгений Коротков, который в 1991 году стал генеральным директором. В переходном периоде ему удалось сохранить и полностью переоборудовать производство, адаптировав его к рыночной экономике и в разы увеличив объемы выпускаемой продукции. В начале нулевых на предприятие пришел Илья Коротков. Пройдя все ступени карьерного роста, сегодня он — и. о. генерального директора. На его долю выпало управление комбинатом, или, как говорит Евгений Николаевич, «организмом, который постоянно требует внимания и заботы». Продукция предприятия, отметившего в прошлом году свое 60-летие, пользуется высоким спросом не только на отечественном рынке, но и в десятках стран на всех континентах. Как сейчас удается работать на внешнем рынке и наращивать объемы экспорта? Что ожидает комбинат от запуска новых производств? Как строится управление долговой нагрузкой и свободной ликвидностью? Об этом газете «О финансах и не только» в эксклюзивном интервью рассказал и. о. генерального директора АО «ЧФМК» Илья Коротков.

2-1.png
Цех клейки фанеры. Линия обрезки фанеры Kikukawa.

РОСТ В ШТУКАХ И РУБЛЯХ

— Илья Евгеньевич, как вы оцениваете бизнес-итоги прошлого года для комбината и отрасли в целом?
— Компания отработала хорошо, как, впрочем, и вся отрасль. Мы пришли к более высокому результату, чем изначально запланировали. С увеличением объемов выпускаемой продукции выросли и показатели по прибыли.
— Какие направления деятельности показали лучшие результаты?
— Мы производим несколько видов продукции лесопереработки. Основные — это березовая фанера, ДСП, ЛДСП и пиломатериалы. Наш «козырь» — березовая фанера, которая всегда является востребованным продуктом на рынке.
— В прошлом году вы отметили 60-летие комбината. А как все начиналось?
— В 1958 году был запущен завод «Фанеродеталь», производили фанеру и детали из нее. Предприятие с момента основания стало одним из ключевых в регионе и отрасли в целом. В конце 50-х — начале 60-х годов на комбинате построили цеха древесностружечных плит и стульев. Производств с подобным ассортиментом в СССР в те времена было всего два. Мы выпускали несколько миллионов стульев ежегодно. Наверное, почти все население Советского Союза сидело на нашей продукции. В 90-е ситуация в стране изменилась, и мы сделали упор на выпуск фанеры, плитной продукции и пиломатериалов.
— Вы поставляете продукцию более чем в 50 стран мира. Как вам удалось выйти на внешние рынки?
— Лесной бизнес в России, как и нефтегазовая отрасль, всегда был экспортно ориентированным направлением. Мы и в советское время экспортировали  товар за рубеж, но это было централизовано. Мировой рынок большой и у нас в нем есть своя доля.
— Антироссийские санкции как-то отразились на работе комбината?
— Санкции мы ощущали иногда в финансовом плане, когда на пике обострения возникали проблемы с платежами, а также на нас повлияли ограничения на поставки запасных частей и оборудования. Что касается
реализации продукции, никаких барьеров пока нет. Не изменились наши партнерские отношения и система контрактов. Рынок есть рынок.

2-2.png
ЦОС (цех по обеспечению сырьем). Эстакада

«ПОЛЬЗУЕМСЯ ВСЕМИ ФИНАНСОВЫМИ ПРОДУКТАМИ»

— На каких принципах выстраиваете управление финансами предприятия? Насколько активно используете кредитный рычаг?
— Обязательно используем. Но нам важна финансовая безопасность. Есть четкая финансовая политика. Долговая нагрузка у нас в разы ниже, чем прибыль, это самое главное.
— Используете и кредитования на пополнение оборотных средств, и инвестиционные кредиты?
— Совершенно верно. Эти виды заимствования дополняют друг друга при реализации проектов.
— Какие инструменты используете для управления свободными средствами компании?
— Мы рассматриваем все финансовые услуги, предлагаемые рынком — не только классическую банковскую линейку в плане депозитов, но и ценные бумаги, а также прочие продукты, которые позволяют эффективно управлять средствами, получая дополнительную доходность.

НОВЫЕ ПРОИЗВОДСТВА — НОВЫЕ РАБОЧИЕ МЕСТА И РОСТ БЮДЖЕТНЫХ ДОХОДОВ

— В конце прошлого года вы в тестовом режиме запустили новое производство — завод по производству фибролитовых плит и стеновых панелей в индустриальном парке «Череповец». Насколько выгоднее вести бизнес на «территории опережающего социально-экономического развития» (ТОСЭР)?
— Завод построили буквально за полтора года: летом 2017 года вбили первую сваю. Предприятие стало первым резидентом, начавшим работу на территории Индустриального парка. В январе 2019 года получили пробную партию продукции. Проверили закупленное в Голландии оборудование в действии. Готовим кадры к работе. В мае-июне планируем окончательно сдать объект в эксплуатацию и начать поставки продукции, потому что клиенты уже об этом спрашивают. Для нас, как инвесторов, важно, чтобы предприятие заработало как можно быстрее, начало окупаться и генерировать положительный денежный поток. Чем быстрее инвестор выйдет на окупаемость, тем быстрее он начнет платить налоги. Объем инвестиций составил порядка 2,5 млрд рублей. Серьезную поддержку мы получили от Фонда развития моногородов.
— Фонд финансирует проекты в форме займа под 5 % годовых?
— Да. Это хорошие условия. Правда, фонд выставляет достаточно жесткие критерии к отбору заемщиков. Но мы им соответствуем. Запустим производство, получим дополнительную преференцию — налоговые льготы.
— Можно сказать, что заём Фонда — это реальная поддержка бизнеса в регионах?
— Да. Именно благодаря договоренностям с Фондом мы начали работу над этим проектом. Это стало решающим фактом для принятия решения о начале строительства нового завода в выбранном месте.

2-3.png
Цех ДСП. Камера кондиционирования древесностружечных плит

— Зачем понадобилось расширять производственные площади?
— Мы увеличиваем объемы производства. И в замкнутых границах какой-то одной индустриальной площадки, как, например, в Череповце, мы просто не можем нарастить производство. Еще один ключевой фактор — это сырьевая доступность. К тому же, рыночная конъюнктура периодически меняется. И для того, чтобы уравновесить эти колебания, всегда лучше иметь несколько продуктов, которые позволят комфортно чувствовать себя на рынке. Более 90 % продукции новых предприятий пойдут на экспорт. Отмечу, что Череповец удачно расположен в плане логистики. Через город проходят автомобильные трассы, удобные железнодорожное сообщение и водные пути.
— Еще у вас есть проект по строительству фанерного завода в поселке Вохтога.
— Совместно с группой компаний «Вологодские лесопромышленники» ЧФМК вдохнул жизнь в плитное производство в поселке Вохтога, на базе которого сегодня развивается ООО «ВохтогаЛесДрев». Буквально в нынешнем году был инициирован новый проект по строительству фанерного завода мощностью 120 тысяч кубометров в год и увеличению действующих мощностей по производству плит ДСП и ЛДСП до 300 тысяч «кубов». Инвестиции в этот проект превышают 4,5 млрд руб. Мы ведем переговоры о поставке оборудования и готовим тендер на проведение проектных работ.

«ЗАГРАДИТЕЛЬНЫЕ ПОШЛИНЫ НА ЭКСПОРТ КРУГЛЯКА ВВЕЛИ. НО НА ВРЕМЯ»

— Какие факторы сегодня сдерживают развитие ЧФМК и отрасли в целом?
— На всех уровнях понимают, что перерабатывать древесину нужно у себя в стране. Это создает добавленную стоимость и увеличивает ВВП страны. К счастью, совместными усилиями нам удалось добиться введения заградительных пошлин на экспорт круглого леса. В том числе, в Китай. Но это пока временное решение. Надеюсь, удастся закрепить предварительное соглашение на законодательном уровне.
— Лесная отрасль способна стать драйвером экономики?
— Надо понимать, что глубокая переработка древесины — это большие инвестиции, этим могут заниматься только «тяжеловесы» отрасли. Все разговоры о прекращении экспорта кругляка и создании мощной переработки в стране заканчиваются зачастую тем, что никто ничего не может. Единицы реализуют действительно стоящие большие проекты. Если отрасль получит больше поддержки от государства, то она простимулирует развитие смежных отраслей. Машиностроение, легкую промышленность, грузоперевозки…
— По цене выпускаемой продукции вы конкурентоспособны в сравнении, например, с китайцами, канадцами, финнами?
— Все зависит от вида продукции. Березовая фанера — уникальный продукт. Его производят только в России и в Финляндии, больше нигде в мире. Он дороже, но находит своего покупателя. Конкурировать с более дешевой продукцией мы не можем в принципе.
— Для чего она используется?
— Основные виды применения — стройка, упаковка, мебель, игрушки.
— То есть кухни, которые мы покупаем, могут быть сделаны из вашей фанеры?
— Если говорить о традиционной серийной мебели, то она в основном делается из ДСП или ЛДСП (ламинированные плиты). Да, это могут быть и кухни, и, кстати, офисные столы, за которыми вы, наверное, сейчас сидите.
— Расскажите про вашу новую линейку товаров NORDECO.
— Этот бренд мы создали для четкого позиционирования всех видов выпускаемой нами продукции. В эту линейку товаров попали ламинированные ДСП из новой коллекции и фибролитовые плиты.

«МЫ СТАРАЕМСЯ БЫТЬ СОЦИАЛЬНО ОТВЕТСТВЕННЫМИ»

— Пригодилось ли бизнес-образование и опыт ведения бизнеса, полученные вами в Лондоне, в российских реалиях?
— Философский вопрос. Все-таки Россия своеобразная страна, западные законы бизнеса у нас не вполне работают. Кто бы ни говорил обратное. Да, есть вещи, которые полезны. Но есть вещи, которые ты изучил, но они у нас не работают. Правда, в Европе все довольно предсказуемо, иногда говорят, что там вести бизнес скучно. Например, в Англии практически не осталось реального сектора промышленности, все занимаются финансами, услугами. У нас, промышленников, драйв, всегда что-то крутится-вертится, производится.

2-4.png

— На предприятии работает большой коллектив. Как бы вы описали свою корпоративную культуру?
— Прежде всего, мы стараемся оставаться социально ответственным предприятием. Мы сохранили свое медицинское профилактическое учреждение, которое было построено в советские времена. В 90-е годы подобное «обременение» было у многих предприятий, но большинство с началом эпохи рыночных отношений отказались от балласта, это же требует дополнительных расходов. А ЧФМК не только сохранил, но и превратил старый профилакторий советских времен в современный медицинской центр. На льготных условиях там могут отдыхать и лечиться сотрудники и члены их семей, ветераны комбината. Также мы оплачиваем часть стоимости путевок. Кроме того, у нас на балансе находится свой спортивный комплекс со стадионом. Работники комбината могут там заниматься бесплатно множеством видов спорта. Мы поощряем сотрудников, которые предлагают какие-то технические новации на местах, занимаются рационализаторством. У нас есть свой учебный центр, который используется для развития сотрудников по разным специальностям.
— Чем предпочитаете заниматься в свободное время вы?
— В основном тоже спортом. Мы напряженно работаем, чтобы отвлечься, нужна физическая нагрузка. Ходим в тренажерный зал, занимаемся игровыми видами спорта. Играем во все: волейбол, баскетбол, легкая атлетика, бильярд.
— Как воспитываете детей? Хотите, чтобы они продолжили ваше семейное дело?
— Дети пока еще маленькие и рано говорить, чем они захотят заниматься в будущем. В целом же я бы хотел воспитать из них нормальных, адекватных граждан.

Интервью подготовили
Дмитрий Афонин, Нина Забелина


open