Меню
Главная » Пресс-центр » Газета » Михаил Кожухов: «Путешествия должны оставлять впечатления на всю жизнь»

Михаил Кожухов: «Путешествия должны оставлять впечатления на всю жизнь»

Михаил Кожухов — один из родональников популярного сегодня жанра тревел-журналистики. Кожухов нашел свой узнаваемый стиль. Близкое знакомство со странами сам Михаил называет этнодайвингом погружением в культуру и быт разных народов. К слову, Кожухов посетил более 120 стран. Поскольку заграничные поездки для Михаила — работа, то отдыхает он, сплавляясь по рекам, в том числе на Вологодчине. Сегодня журналист переквалифицировался в предпринимателя. И его опыт путешественника дополнился бизнес-опытом. Обо всем этом и о самых удивительных местах в мире он поведал в эксклюзивном интервью газете СЕВЕРГАЗБАНКА «О финансах и не только».

«ОЧАРОВАНИЕ СТРАНЫ НА ПЛЯЖЕ НЕ ПОНЯТЬ»

— Тяжело ли снимать тревел-проекты? Многие сегодня смотрят ТВ и завидуют, например, ведущим «Орла и решки», говорят, вот повезло, катаются по миру за казенный счет.
— На самом деле, это тяжкая работа. Чтобы сделать 44-минутную программу, снять надо как минимум втрое больше. Это череда переездов — сотни километров, смена гостиниц. Наш рекорд во Вьетнаме — поменяли 11 гостиниц за 12 дней! А однажды в Лаосе нас привезли совершенно не туда, откуда мы должны были утром улетать, и за ночь пришлось проехать 700 километров по горам. Кроме того, чтобы зрителю стало интересно, ты перед камерой существуешь на повышенных «эмоциональных оборотах». Когда возвращались со съемок домой, мне требовалось несколько дней тишины, чтобы восстановиться.
— Все больше людей предпочитают путешествовать самостоятельно. Как у вас возникла идея заняться организацией отдыха?
— Когда снималась программа, друзья спрашивали: «Еду в Таиланд, что посоветуешь?» Я отвечал: «Отлично! Полежишь на пляже несколько дней, но потом езжай на север страны, привезешь впечатления на всю жизнь. Это совершенно другой Таиланд». Или, к примеру, собрались в Египет. Замечательно. Отдохнули на пляже? А потом — на самолет и в Асуан, не зря же там писала свои романы Агата Кристи. Спуститесь на пароходике по Нилу мимо того места, где нашли Моисея в камышах. Остановитесь в Луксоре. Только там вы поймете, куда попали… Так пришла идея — создать агентство, где мои идеи обрели бы форму готовых маршрутов. Так стартовал «Клуб путешествий Михаила Кожухова».

4-1.png
Впередсмотрящий под парусами

— Почему вы решили, что это будет востребовано?
— Человек путешествующий проходит несколько ступеней развития. Первая — эмбриональная, это история с «все включено» в Турции или Египте. Спустя какое-то время некоторым из «эмбрионов» становится скучно, они понимают, что ездить за тысячи километров, чтобы поправиться на пару-тройку килограммов вовсе не обязательно, это можно сделать и дома. В этот момент происходит переход в подростковую фазу. Человек рассуждает: «Я самый умный, давай-ка я сэкономлю и поеду самостоятельно». Надо время, чтобы «подросток» поездил и понял, что самостоятельность не всегда работает во благо. Пример. Самые востребованные города для самотуристов — европейские столицы. Для первого раза в Риме, чтобы обежать все раскрученные достопримечательности, вам действительно никто не нужен. А вот уже в музеях Ватикана необходим гид, иначе вы так и не узнаете, что Микеланджело изобразил себя на фреске в Сикстинской капелле. И много чего еще. Или Париж. Впервые его можно посетить с путеводителем, а дальше наверняка интересно будет пройтись по местам, связанным, например, с героями Дюма. Увидеть дом, где жил прототип Портоса, или мост, где Д’Артаньян встретился с Рошфором, и так далее. А для этого уже необходим сталкер, проводник. А есть места, куда вообще глупо ехать самостоятельно. Например, в джунглях Суматры растет самый большой в мире цветок — раффлезия. Он цветет пару дней в году. Как найти его без рейнджера? Или Папуа-Новая Гвинея. Купить авиабилет не проблема, заказать номер в отеле, и дальше что? Нужно, чтобы кто-то накануне доехал до места, где живет Папа Яли, вождь племени дани, и сказал: «Папа Яли! Через день приеду с гостем, он привезет свинью. Но чтобы все было на высшем уровне!». И Папа Яли командует людям: снять футболки, надеть набедренные повязки, встретить гостя! Путешественники, которые ездят с Клубом, привозят домой впечатления на всю жизнь: имена людей, которых им будет приятно вспоминать, какой-то новый личный опыт, который им, может, никогда больше не пригодится — сварить самому чурчхелу, впервые сесть к гончарному кругу. Это раздвигает твои представления не только о мире, но и о твоих собственных возможностях.

4-2.png
Река Кожа в Архангельской области — одно из любимых Кожуховым мест для сплава

— В группах Клуба есть «душа компании» — обычно это медийные, известные люди. Выходит, это «путешествие со звездой»?
—Совсем нет! Задача «души» — объединить людей, создать особую атмосферу путешествия. Сделать так, чтобы сработал эффект попутчика, и незнакомые прежде люди стали друзьями. Кроме того,
среди наших «душ» есть стопроцентные «звезды» — Андрей Макаревич, например, Татьяна Лазарева или Наринэ Абгарян. А есть люди чуть менее известные, но ничуть не менее интересные и теплые — Андрей Бильжо, Юрий Кобаладзе, Сергей Цигаль или Таша Строгая. Теплые — это главное: пропуск в отряд «душ» дает не звездность, а готовность делиться с группой эмоциями, знаниями, впечатлениями 24 часа в сутки. И у каждого своя тема, мелодия, если хотите. Алекс Дубас собирает «моменты счастья», Михаил Козырев, знаток музыки, приглашает на фестивали, а Олег Нестеров, хотя тоже музыкант, — он больше про пофилософствовать, поразмышлять…

4-3.png
Самый большой в мире цветок — раффлезия.

— Вы сняли кино про кругосветное плавание Крузенштерна и Лисянского. А теперь у вас есть отдельная эксклюзивная программа морских экспедиций на парусниках «Крузенштерн» и «Седов». Расскажете о них?
— Поход под парусами на наших великих барках ни с чем сравнить! Ты оказываешься на неделю в открытом море без мобильной связи и Интернета, в компании таких же, как и ты, романтиков. Видишь невероятную красоту — четыре тысячи квадратных метров парусов! Соприкасаешься с фантастической и трогательной историей этих парусников — им на двоих почти двести лет! На второй день под присмотром матроса совершается учебный подъем на мачты, а это около 60 метров над палубой, высота 14-15-этажного дома, которые надо преодолеть по вантам, без всякой страховки. Если вам комфортно, то в следующий раз, когда зазвучат короткие резкие сигналы, а вахтенный офицер объявит: «Парусный аврал! Пошёл все наверх!» — вы имеете полное право взлететь наверх и вместе с мальчиками-курсантами ставить или убирать паруса. После всего этого, когда мы сходим на берег, кричим троекратное «ура» барку и его команде, — барышни ревут все поголовно, а мужики отворачиваются, чтобы никто ничего не заметил.

4-4.png
В гостях у племени дани и его вождя Папы Яли в Папуа-Новая Гвинея.

— Сейчас мы готовимся к важному событию. В конце 2019 года барки «Седов», «Крузенштерн» и «Паллада» пойдут в совместную юбилейную кругосветку. Какие места в России вы считаете наиболее привлекательными для путешествий?
— Одно из моих самых ярких впечатлений последнего времени — Дагестан, туда группы Клуба ездят регулярно. Там необыкновенное сочетание гостеприимства, экзотики и невиданных природных красот! Интереснейшие места — Сахалин, Итуруп, но это скорее для любителей полупоходного отдыха. Самым активным могу посоветовать восхождение на Эльбрус: это тоже запомнится на всю жизнь. В семейном формате может быть интересна поездка по русскому Северу, в Карелию. Готовим экспедиционную поездку на плато Путорана, это будет хит!

«ИСТОРИЯ СПЛАВОВ У МЕНЯ НАЧАЛАСЬ НА СТЫКЕ ВОЛОГОДСКОЙ И АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТЕЙ»

— Путешествия для вас — работа. А как вы предпочитаете проводить отпуск?
— Всю жизнь я сплавляюсь по рекам. Кстати говоря, эта история для меня началась на стыке Вологодской и Архангельской областей. Там, у самого Белого моря, среди торфяных болот, есть удивительное место — Подветренный кряж. Горный хребет, который пересекает река Кожа. Я не раз сплавлялся по ней. Пожалуй, это одна из немногих рек, куда хочется возвращаться. Всякий раз, отправляясь туда, еду через Вологду. Очаровательный русский город.

4-5.png
Жареный паук по вкусу похож на курицу. Кожухов говорит, что это вполне съедобно

— Известно, что вы коллекционируете холодное оружие. Откуда появилось такое увлечение?
— Пожалуй, слово «коллекционер» применительно ко мне неуместно. У нас есть фантастические коллекции! И это не Иосиф Кобзон, например, который также увлекался оружием, а никому не известные люди, собравшие настоящие раритеты. У меня все скромнее, антиквариата почти нет. Я собираю этническое оружие. В основном, ножи, которые несут отпечаток национальной традиции. Нож у многих народов — сакральный предмет, наделенный мистическими свойствами.
— Вы в свое время работали военным корреспондентом в Афганистане. Вас удостоили высокой награды — орденом Красной Звезды. За какие заслуги?
— Лично я никаких особых подвигов не совершал. Был эпизод в конце 88-го года, когда под Джелалабадом, у самой пакистанской границы, нашу колонну раздолбили в щепки. Только на моей бронемашине было 9 раненых. После этого инцидента военным, видимо, стало неловко, что мы — журналисты — живем и работаем в Афганистане много лет, участвовали во многих операциях, но никак не отмечены. Поэтому, как говорится, по совокупности заслуг несколько коллег представили к наградам. Я был самым молодым представителем СМИ в Афганистане. По образному выражению корреспондента Гостелерадио Михаила Лещинского, смелости у меня тогда было больше, чем ума, и я «шалил» — летал на боевые, ходил на операции в составе групп спецназа. Так что со «звездочкой» на груди внутренне согласился, хотя никогда ее не ношу.
— У вас трое детей. Поделитесь секретами их воспитания. Детей надо растить в любви и ласке, чтобы они не знали забот, или все-таки готовить к суровым реалиям взрослой жизни?
— Когда родился старший сын, я решил написать ему письмо, которое, по замыслу, он должен был прочесть в 18 лет. Но я не справился. Изведя энное количество макулатуры, я понял главное: он должен вырасти хорошим человеком. А это так просто, что письмо писать и не обязательно… Еще — в маленьком человеке надо с самого начала воспитывать чувство ответственности и самостоятельность. Все остальное — вторично.

4-6.png
Настоящему мужчине к лицу даже юбка. Шотландская.

«ИДЕАЛЬНЫЙ БАНК ТОТ, ВО ВРЕМЯ ПОСЕЩЕНИЯ КОТОРОГО ТЫ ПОЛУЧАЕШЬ УДОВОЛЬСТВИЕ»

— Как вы относитесь к деньгам? Вы считаете себя транжирой или стараетесь копить? Может, занимаетесь инвестированием?
— Я работал корреспондентом в Бразилии в 90-е годы, когда к власти там пришла молодая команда, которая пыталась обуздать многозначную инфляцию и проводила экономические реформы: были заморожены счета, нигде не принимались кредитные карточки, — бразильская экономика стояла «на ушах». Мне все это было очень интересно! Я об этом и писал в газету. Наверное, первая публикация в нашей прессе об обменных пунктах валюты и о том, как «уличный» курс влияет на инфляционные ожидания, была моей. То есть сами деньги меня, конечно же, интересуют, но… В большей степени в качестве наблюдателя: собственные накопления, увы, не представляют интерес для фондовых рынков.
— Каким, по-вашему, должен быть идеальный банк?
— Я вижу, как сегодня организована работа отделений банков для топ-клиентов, и, видимо, это то, что мне хотелось бы видеть по отношению ко всем. Когда в банке ты чувствуешь себя желанным гостем, когда не стоишь в очереди, а получаешь удовольствие от посещения кредитного учреждения.
— Вы сталкивались с какими-нибудь интересными финансовыми привычками, обычаями в других странах? Есть щедрые нации или нации откровенных скопидомов?
— Насчет целых наций — это мифы, которые придумывают друг про друга страны-соседи. Бывают щедрые и прижимистые люди, это факт. В Кабуле есть любопытное место — рынок денег, где сидят десятки мужчин, а рядом с ними — горы самых разных банкнот. Я взял сто долларов и раз четырнадцать поменял их на разные валюты. Вернулся к долларам, но получил уже не сто, а меньше, и физически подержал в руках множество разных банкнот. А, например, в Северной Корее, про которую я снял большой документальный фильм, люди вообще непонятно, как и на что живут. Магазинов нет, но все вроде более-менее сыты. «Откуда еда, одежда?» — спрашиваешь ты. А в ответ слышишь: «У нас не принято об этом говорить». Так ничего про них и не понял!

Интервью подготовили
Дмитрий Афонин, Нина Забелина

open