Меню
Главная » Пресс-центр » Газета » ВЛАДИМИР ФЕДОРОВ, компания «ЭМИ»

ВЛАДИМИР ФЕДОРОВ, компания «ЭМИ»

Владимир Федоров: «В бизнесе репутация играет первостепенную роль»

От контроля надежности ответственных объектов в любой стране мира зависит долговечность их работы и предотвращение аварийных случаев. Это касается электростанций, кораблей, самолетов, ракет, тысячекилометровых трубопроводов и многих других сооружений. Эффективно контролировать их состояние помогают гамма дефектоскопы, работающие с использованием источников ионизирующего излучения. Компания «ЭМИ» («Энергомонтаж Интернэшнл») является лидером по производству данных приборов в России и занимает ведущие позиции на мировом рынке. Генеральный директор АО «ЭМИ» Владимир Федоров в интервью газете «О финансах и не только» рассказал, как оставаться конкурентоспособным на мировом рынке, как управлять оборотными средствами при длительных циклах производства и как технологии компании могут быть использованы в других сферах жизни, например, в медицине.

БЕЗОПАСНЫЙ УРАН

Недавно Президент России Владимир Путин заявил, что полный отказ от ядерной или углеводородной энергетики «ведет к проблемам». А как вы считаете?
— Думаю, оптимальным является сочетание разных видов источников энергии. При этом в каждый отдельный временной отрезок и для каждого региона соотношение между видами энергетики может меняться.
Каким образом ваше предприятие применяет радиоактивные вещества в своей деятельности?
— Основное направление нашей деятельности — это разработка и производство оборудования для проведения неразрушающего контроля изделий, в первую очередь сварных соединений трубопроводов и специальных емкостей. Под оборудованием имеются в виду гамма-дефектоскопы — устройства для обнаружения дефектов. «Гамма» — означает, что они работают на основе источников гамма-излучения, являющегося одним из видов радиоактивного излучения. Преимущество таких приборов в том, что для их работы не требуются электричество, другие источники питания, и они пригодны для работы в полевых условиях. Например, используя гамма-дефектоскопы, можно контролировать состояние трубопроводов в тайге или даже под водой и понять, на сколько миллиметров коррозия разъела стенки труб, качественно ли сделаны сварные соединения (результат такого контроля отчасти можно сравнить с известным всем рентгеновским обследованием в поликлиниках). Также гамма-дефектоскопия используется при проведении строительно-монтажных работ, при изготовлении и ремонте различного оборудования.
Вероятно, вопрос безопасности эксплуатации такого оборудования стоит на первом месте?
— Безусловно. При этом самая главная задача — совместить две противоположные вещи. С одной стороны — это безопасность. Человек, который находится рядом с прибором, не должен облучиться, что обеспечивается специальными защитными блоками. С другой стороны — стремление уменьшить вес оборудования для удобства использования. Чем больше защита от излучения, тем тяжелее оборудование. Но есть предел, который человек просто не может поднять. Мы эту проблему решаем: при полной безопасности вес наших приборов составляет от 7 до 20кг в зависимости от модели. Кстати, парадоксально, но на сегодня лучшей защитой от гамма-излучения является обедненный уран. Он сам радиоактивен, тем не менее, как защита оптимален в силу ряда его других свойств.

«ИСТОРИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИМЕЕТ КЛЮЧЕВОЕ ЗНАЧЕНИЕ»

Вы поставляете продукцию в Россию и за рубеж. Есть ли специфика в отношениях с зарубежными покупателями? Кто ваши покупатели в России?
— Более 70 % продукции продается зарубежным покупателям. Это практически весь мир, за исключением США. У них есть свои производители, и на свой рынок американские власти нас не пускают, защищая от конкуренции своих производителей, что, конечно, совсем не рыночный метод. В Европе, по нашим подсчетам, мы занимаем около 40 % рынка, примерно такая же доля у американских фирм. В России основной спрос на наше оборудование исходит от предприятий атомной, судостроительной, нефтяной и газовой отраслей промышленности для так называемых «ответственных» объектов. Отдельные задачи решаются на предприятиях ВПК. Приборы используются и для самолетостроения, и для космических кораблей.
За счет чего удается конкурировать на мировом рынке?
— На мировом рынке действительно очень жесткая конкуренция. Поэтому вопросы качества и безопасности для нас приоритетны. Был случай, когда в одной из стран при малейшем намеке на брак мы отозвали партию товара и оперативно заменили на новое оборудование. Кстати, быстрые сроки поставки также играют ключевую роль. Например, от клиента можно услышать запрос: «Доставьте нам, пожалуйста, через неделю пять гамма-дефектоскопов в Бангладеш». И мы это делаем.
Вы продаете напрямую или через партнеров?
— Продажу за рубежом мы осуществляем через наших дилеров или партнеров. В России и странах ближнего зарубежья продаем самостоятельно или через специализированные предприятия.
На каких принципах вы выстраиваете партнерские отношения?
— Как правило, сама продажа оборудования не приносит большого дохода дилерам. Важно, что дилеры занимаются техническим обслуживанием оборудования — текущим ремонтом, зарядкой и перезарядкой источников. Процедура зарядки происходит несколько раз в год в зависимости от периода полураспада используемых изотопов. Так, например, период полураспада иридия 192 составляет 74 суток, а селена — 120 дней. Поэтому, допустим,в Сибири, на Дальнем Востоке есть дилерские центры, которые могут обслуживать приборы, что удобно для клиентов.
Как происходит ценообразование? Какова стоимость одного гамма-дефектоскопа?
— У нас ценообразование простое — цена для всех компаний одинаковая. Прибор стоит примерно один миллион рублей, причём мы не пользуемся нашим почти монопольным положением на российском рынке. Для внешнего и внутреннего рынка цена практически одинакова. Кстати, значительная составляющая в стоимости — это затраты на испытания модели, получение сертификатов, обучение сотрудников. Отмечу, что, помимо продажи приборов, мы сами оказываем услуги по неразрушающему контролю.
Когда вы участвуете в тендерах, что самое главное для победы?
— Главное — цены, качество, сроки изготовления, исполнение других условий. Поскольку на рынке оборудования для неразрушающего контроля все производители и все пользователи гамма-дефектоскопов известны, то история деятельности (репутация) и отсутствие претензий имеют ключевое значение.

Dual 120.jpg

«СВОБОДНЫЕ СРЕДСТВА МЫ НАПРАВЛЯЕМ НА РАЗВИТИЕ ПРОИЗВОДСТВА»

На каких принципах вы управляете финансами предприятия?
— Во-первых, это бюджет. Конечно, мы при необходимости вносим в него изменения, но бюджетирование дает нам представление о необходимых объемах продаж и о сокращении затрат, если они не обеспечены доходами. Во-вторых, большой временной лаг между запуском в производство и выпуском готовой продукции побуждает нас использовать кредитные средства. Закупка материалов и комплектующих опережает выпуск продукции на 4-6 месяцев. Выпуск новых разработок — это примерно год-полтора до освоения изделия и начала продаж.

Длительная процедура испытаний и получения соответствующих разрешений также требует значительной финансовой поддержки. Для производственных предприятий пополнение оборотных средств от банка — это нормальная практика. Мы могли бы отказаться от кредитов, но я не вижу в этом необходимости, считаю, что с использованием таких инструментов работать удобнее.
Как вы управляете запасами? Наверное, трудно прогнозировать спрос на мировом рынке на длительное время вперед?
— Тем не менее, мы должны как-то предугадать, как будут развиваться события, в том числе исходя из истории продаж. Мы уже подготовили программу на 2020 год для производителей урановой защиты, которую производят наши партнеры. Учитываем и то, что определенное время источник должен облучаться в атомном реакторе. Как я говорил ранее, чтобы не заставлять клиентов ждать, мы должны иметь запас готовых изделий. Конечно, запасы — это замороженные деньги, но рынок диктует свои правила. Мы знаем, какие модели самые ходовые, их оставляем в большем количестве.
Управляете ли вы свободными денежными средствами?
— К сожалению, свободных финансовых средств мы не имеем. При любой возможности мы направляем их на развитие и поддержание производства.
Какие направления развития являются для вас приоритетными?
— В первую очередь, это производство современных видов оборудования, использование новых материалов, средств контроля качества изделий. Кроме того, необходимо постоянно проводить научно-исследовательские работы по созданию новых типов источников, пультов управления, систем индикации положения источников. В рамках развития производства мы планируем модернизацию
существующей технологической базы, обновление станочного парка.
Можно ли начинающим предпринимателям создать бизнес в вашей сфере или это закрытая область, где работают только крупные компании?
— Безусловно, можно. Есть отдельные направления, которые могут представлять интерес для малого и среднего бизнеса. Это требует выполнения определенных правил и получения специальных разрешений, но это возможно. У нас, например, пять различных лицензий.
Какие сегменты ядерной отрасли могли бы быть привлекательны для малого бизнеса?
— Например, ядерная медицина. Производство приборов для отрасли, например, дозиметрической и другой аппаратуры.
Инвестируете ли вы в какие-либо новые области?
— Мы достаточно давно работаем над освоением производства диагностических установок для медицины. Нами выпущены опытные образцы, которые в настоящее время проходят апробацию в нескольких  клиниках.
В чем заключается новизна технологии?
— Мы разработали диагностическую установку, которая позволяет с достаточно высокой степенью достоверности определить проблемные клетки в молочных железах на самых ранних стадиях. Она работает следующим образом: пациентка за сутки до исследования принимает специальный препарат — Сульфат железа 59 Fe. Он не опасен для здоровья. Если есть проблемные клетки, то препарат на них оседает. Мы можем зафиксировать это нашим оборудованием, и тогда это уже повод для более серьезного обследования, например, для томографии. Благодаря тому, что такой скрининг может быть очень доступен по цене, пациент существенно экономит — это значительно дешевле по сравнению с той же томографией, которая стоит несколько тысяч рублей.
Кстати, о необходимости ускоренного вывода на рынок радиофармпрепаратов для кардиологии и онкологии на встрече со студентами недавно заявлял Президент Владимир Путин.
— Да, это примерно про то, о чем я говорю. Так получается, что наша активность как раз в русле последних тенденций в сфере здравоохранения.

Выставка.jpg

УПРАВЛЯЮЩИЙ ПЕРСОНАЛ

У вас очень наукоемкая сфера деятельности. Насколько для вас актуален вопрос дефицита квалифицированных кадров?
— У нас действительно слаженная, профессиональная и опытная команда. Как и во всех производственных отраслях, мы отмечаем старение персонала, но штат пополняется и молодыми сотрудниками. На нашем предприятии работают 2 профессора-доктора наук, 6 кандидатов наук, 2 человека в настоящее время учатся в аспирантуре, причем обучение оплачивается за счет предприятия. Это при общей численности 50 человек.
Какие качества вы больше всего цените в сотрудниках?
— Исполнительность и честность.
Какие мотивационные программы вы используете?
— Основной мотивационный фактор заключается в том, что многие сотрудники являются совладельцами предприятия, что связано с историей создания компании. В Советском Союзе завод по производству гамма дефектоскопов находился в Эстонии. После распада СССР в 1991 году Россия оказалась без данного производства. Несколько министерств приняли решение создать такое предприятие в Москве. В 1993 году после подписания указа о приватизации владельцем стал и остается трудовой коллектив, в отличие от cитуации во многих других отраслях, где акции у сотрудников были
выкуплены. Сейчас уже работают даже наследники. Поэтому нет одного или двух владельцев: у нас их около 50 — и все заинтересованы в успешном развитии предприятия.

Интервью подготовили
Дмитрий Афонин и Татьяна Алешкина


open